00:23 

Oyasumi, Hide (part 4) - !!!

tomoe.evans
Welcome to death point...
Вы не поверите! Это свершилось! Сегодня на меня снизошло вдохновение и - та-тадааааа! - я написала на одном дыхании четвертую часть этой эпопеи. Думаю, обойдусь без лишних комментариев и сразу к делу. Только один нюанс. Предыдущие части ушли уже довольно далеко, поэтому вот на всякий случай на них ссылки:
>>Пролог
>>Часть первая. Get the party started.
>>Часть вторая. Trigger.
>>Часть третья. Life is a journey...
Итааааааааак... ^_______________^
Часть четвертая. The endless rain theory
Невозможно предугадать, что изменится, а что останется неприкосновенным. Странно, что обычно меняются вещи, казалось бы, железобетонные, стойкие к любым превратностям судьбы. А мысли, чувства, недосказанные фразы остаются прежними. Быть может, они просто переходят из одного состояния в другое, видоизменяются, развиваются, но сам смысл, ядро их не меняется. Представьте себе землетрясение. Оно может разрушить дома, дороги и эстакады, на первый взгляд такие прочные и надежные. Но какой бы силы оно ни было, дождь и ветер останутся такими же. То же самое случилось и с нами. Мы изменились. Мы повзрослели. Еще несколько лет назад – таких коротких лет! – нам казалось, что мы навсегда останемся беззаботными вечно пьяными юнцами, играющими хэви для сотни зрителей в лайвхаузе. И хотя мы и строили грандиозные планы, они казались чем-то таким далеким – когда это еще будет? Мы жили сегодняшним днем и делали всего лишь то, что считали нужным именно сегодня, где-то на подкорке осознавая, что движемся вперед. И с таким настроем мы шли вперед, хотя я и пытался поддерживать боевой дух ребят несколько в другом состоянии. Тем не менее, если бы у меня была возможность вернуться назад и что-то исправить, именно это я бы не стал менять. Кое-что другое – безусловно, но не это. А все потому, что я помнил тот короткий разговор с Хидэ на берегу реки под тяжелым звездным небом. Я помнил его уставшие глаза, все-таки живо блестящие в темноте, и совершенно искренний вопрос, который, наверное, каждый из нас хотел задать, но молчал. «Что с нами будет?» И я не отказался от своих слов. «Тебе нравится играть на гитаре? Вот и играй. А с тем, что будет завтра, разберемся завтра». Я знал, что Хидэ это помнит, и потому не хотел изменять ни себе, ни тем более ему.
И мы играли. На гитарах, на басу, на ударных и клавишах. Играли сегодня. Двигаясь поступательно, мы все-таки достигли того, чего хотели. О нас узнали, а это, согласитесь, то, о чем мечтает каждая музыкальная группа. А к этому прилагалось и все остальное. И мэйджор лейбл, и более качественные записи, и огромные площадки. Tokyo Dome, который, кажется, только вчера был за миллионы километров и светил путеводной звездой, распростерся у наших ног и взорвался восторженным визгом под первые аккорды «Kurenai». «Ради этого стоит жить! – думал я, махнув рукой на пронизывающую боль в позвоночнике. – Ради этого стоит жить! И было бы не жалко умереть прямо здесь на глазах у всех прямо за ударной установкой...» Иногда мне казалось, что как только я закончу играть, у меня остановится сердце или я просто перестану дышать. «Тишина» - слово и понятие, которое меня больше всего пугало. Я совершенно искренне верил, что мир кончится, когда оборвется музыка. Она не затихала ни на секунду, даже когда заканчивался лайв, когда умолкали фанаты, когда мы наконец-то, обнявшись еще где-то сотню раз, расходились по домам. Где-то в глубине рассудка она звучала постоянно. Кто знает, откуда она там возникала? Ясно было одно – она стала частью меня. Или я – частью нее?.. Да, музыка оставалась неизменной. Она не подчинялась рамкам. Остались с нами и теория бесконечного дождя и рассуждения о свободе. Остались в памяти незабываемые моменты из прошлой жизни, когда мы колесили в фургончике по стране и чинили беспредел в клубах по вечерам.
Конечно, не все на этом не то чтобы очень коротком пути было так гладко. Я все еще надеюсь, что большая часть всех трений внутри группы все-таки укрылась от слушателей, хотя и было кое-что, что скрыть было уже невозможно. В особенности, конечно, эпизод с уходом Тайджи. Слишком много было споров, вопросов, интервью на эту тему. Столько, что я даже почувствовал себя виноватым. Но с другой стороны именно тогда после очередного неприятного мероприятия мы с Хидэ случайно обнаружили эту старую набережную. Это была какая-то уже совсем невидимая, обратная сторона жизни X. И в ней принимали участие только я и Хидэ. Мы решили никому больше не рассказывать об этом странном месте, куда лучи солнца проникали только на рассвете и на закате, и то всего лишь на несколько минут просачиваясь между старых высотных домов. Такие места ни за что не отыщешь, если тебе кто-то скажет точный адрес. Но в определенные моменты руки сами ложатся на руль, нога вдавливает педаль в пол, здравый смысл тонет в размеренном шорохе шин... И вот, пожалуйста. Много слов было сказано в тот вечер. Лишенных смысла и логической опоры. Сказанных всего лишь для того, чтобы привычный голос успокоил и дал силы продолжать. Поселил в рассудке твердую уверенность в том, что все точно скоро наладится, несмотря даже на то, что обещанный лайв был давно отыгран, старый басист разорвал контракт, а нового мы даже не начинали искать. И, несмотря на то, что зима продлится еще так долго.
И – может в этом действительно было какое-то волшебство? – все налаживалось. Хиса мы сразу приняли как в музыкальный коллектив, так и в круг друзей, хотя человека, более непохожего на Тайджи, наверное, в мире не существует. А зима закончилась так же незаметно, как и началась.
Но все-таки было что-то, что никак не хотело налаживаться. И даже Хидэ ничего не мог с этим сделать. Скорее даже именно он послужил причиной этому, сам того не замечая. Признаться, я тоже не замечал этого, пока меня не ткнули носом, объяснив самую суть проблемы. А может быть, просто не хотел замечать, идеализируя, замыкаясь в своем маленьком мирке? Или все-таки в нашем?
В тот день – кажется в середине июня – шел дождь. Точно такой же, как тогда, когда раз и навсегда решилась дальнейшая судьба X, а теперь уже X-Japan. Обволакивающий, запирающий на замок все окна и двери и медленно растворяющий весь остальной мир за окном. Я возвращался в студию после короткого перекура. На самом деле каждый раз во мне предательски шевелилась мысль, что пора бы уже бросать, но вся сила воли уходила немного на другие вещи. Я уже взялся за ручку двери, повернул ее... И еле успел отскочить, потому что иначе дверь бы замечательно прилетела мне по лбу. Из студии выскочил Хидэ, на ходу поправляя шапку на голове (одну из тех, что так меня раздражали) и глядя в пол. Он даже не взглянул на меня, а скорее всего и вообще не заметил. «Ничего, - успокоил я себя. – Хидэ бывает вспыльчивым, это просто рядовой случай!» Но что-то внутри меня кричало, что это – самое начало готовящейся бури.
Студия была пуста. Вернее, сначала мне так показалось. Стоящего у окна Тоши я заметил не сразу. Он стоял, как-то странно сгорбившись и засунув руки в карманы, отчего задранные по бокам полы рубашки неряшливо топорщились в стороны. Капли стекали по стеклу и отражались на его лице, лишенного всякого выражения.
Мне стало не по себе.
-А что с Хидэ? – я пытался придать голосу как можно больше непринужденности, но какие-то случайно просочившиеся нотки так заметно дрогнули. – Он отсюда выбежал сам не свой.
-Чувство собственного достоинства задели, - с сарказмом пробормотал Тоши, не отводя глаз от меланхолично бегущих по стеклу капель.
-Вы говорили о чем-то?
-Да, немного.
-Немного? О чем?
-Скажи, Йо-чан, - Тоши чуть обернулся, так что теперь я видел его не в профиль, а в три четверти. В таком ракурсе его лицо показалось мне каким-то... обреченным. – Почему ты первым делом спросил, что с Хидэ, а не что со мной? Ведь в разговоре принимали участие мы оба.
Такого поворота событий я не ожидал. Я молчал даже не потому, что после слов Тоши в горле встал ком, который ни проглотить, ни выплюнуть я не мог. Я молчал, потому что мне нечего было сказать.
-Это получилось... само собой. Извини, - выдавил я, наконец. – Так что все-таки произошло?
-А ты уверен, что хочешь знать, что произошло? Мне казалось, тебя это не очень интересовало все время.
-Тоши, если я спросил, значит хочу.
Тоши провел рукой по запотевшему стеклу, оставив на нем пять прозрачных дорожек.
-Скажи, ты хотя бы за кем-нибудь из нас видишь людей? Или мы для тебя – машины по воплощению твоих идей в реальность? – поняв, что я не собираюсь отвечать, он продолжил: - Я всего лишь спросил Хидэ об этом. Думал, он достаточно хорошо тебя знает, чтобы ответить.
-Тоши, ты с ума сошел?
То, что только что сказал мой друг детства, никак не укладывалось у меня в голове. Как? Каким образом? Неужели я когда-нибудь давал повод так думать? Мне всегда казалось, что я пытаюсь уважать мнение каждого, имеющего отношение к такому глобальному проекту, как X-Japan, ведь иначе механизм просто не стал бы работать!
-Да нет, непохоже на то... – Тоши забрал ладонью волосы назад, остановил руку на затылке. – Я просто вспомнил кое-что. Да, уже тринадцать лет прошло, но... Помнишь, что ты сказал тогда? «У музыки не может быть рамок». И мы думали, что мы сможем сделать невозможное, а ты сам загоняешь нас всех в рамки своим эгоизмом! – на последних словах он сорвался на крик. Прямо как в «Alive» на словах «…get me out of here!»
Я молчал. Я понимал, к чему он клонит. Но мне так не хотелось этого понимать...
-Впрочем, нет. Одному из нас ты все-таки даешь некоторую свободу. Вы же с ним вроде как креативный мозг группы.
На этом мои предположения окончательно подтвердились. Иллюзии рухнули с концами. Это было именно это чувство...
-Хидэ? С чего ты взял?
-Хочешь сказать, что у него абсолютно столько же прав, сколько у всех?
Да. Этого я боялся больше всего. Это была ревность.
-Я предвидел это, Йо-чан. С самого начала я знал, что так получится, - он продолжал бессмысленно вычерчивать витиеватые узоры пальцем на стекле.
-Зачем ты так, Тошимицу? Ты же знаешь, без Хидэ Х не достигли бы и половины того, чем мы являемся теперь!
-А я всегда думал, что X-Japan – это мы с тобой. И что бы ни случилось... пока есть мы с тобой – есть и X-Japan! Разве не так должно было быть?!
Он уже чуть ли не плакал. Конечно, наверное, нужно было расчувствоваться, сказать, что мол, да, оно так и есть, оно всегда так будет, и нечего расстраиваться по этому поводу. Но мной почему-то овладела какая-то немыслимая детская обида, смешанная со злостью.
-А разве сейчас это не так, идиот?! – я даже не заметил, как сорвался на крик. Слова отзвенели в тихой студии, эхо растворилось в шуме дождя снаружи. – Тебе недостаточно того, что есть у тебя сейчас? Чего бы ты добился, если бы я тебя не вытащил? Что было бы с тобой, если бы я не притащил Хидэ в нашу группу, которая чуть не загнулась тогда?! Ты не подумал об этом? Соберись, Тоши! Соберись и не ной! Лучше просто продолжай петь вместо этого!
Хлопнула дверь, замелькали изображения перед глазами, словно ускоренная запись. Я не заметил, как оказался в машине. И вот тогда наступил этот самый момент исступления. Руки сами легли на руль, нога нажала на газ. Этот маршрут был заложен в подсознании уже с тех самых пор... Только дворники мелькали на лобовом стекле, смахивая агрессивные потоки воды. Частички нашего бесконечного дождя.
Только когда мотор затих, оставив дождь свободно стучать по крыше и стеклам, сзади раздался раздраженный голос:
-Да что с тобой такое, черт бы тебя побрал?!
Я даже на секунду забыл, что злюсь.
-Хидэ, что ты тут делаешь?!
-Я без машины сегодня. В студии оставаться не хотелось, на улице дождь, я решил где-нибудь вздремнуть. А потом вспомнил, что ты как-то давал мне запасной ключ... – Хидэ улыбнулся и поболтал брелком у меня перед глазами. Я тем временем пытался вспомнить, какого черта я дал ему ключи.
-Ладно... Может, хоть ты расскажешь мне, о чем говорили вы с Тоши?
Хидэ нахмурился.
-А можно я просто не буду отвечать? Я смотрю, ты и так не в лучшем расположении духа.
Тучи уходили куда-то в сторону материка, а ручейки на лобовом стекле стали совсем узенькими. Но мы оба знали, что дождь не заканчивается. Он просто уходит. Потому что он бесконечный.
-Ладно... Только скажи мне... Я действительно всех вас использую?
Хидэ перелез на переднее сиденье и сел рядом со мной.
-У-у... Это тебе Тоши наплел?
-Просто это так похоже на правду... Помнишь, как мы начинали? Какие красивые слова говорили... «Свобода», «безграничность», «бесконечность»... А теперь получается, что я сам все это разрушаю...
Хидэ смотрел на меня в упор. Робкие желтоватые лучи просачивались сквозь тучи, и против солнца глаза его казались совсем темными.
-Йо-чан, я тебя не понимаю, - по интонации я понял, что он хотел применить более крепкое словцо, но счел момент неподходящим. – Даже если ты ограничиваешь нас в чем-то, то это – ради создания. Без этого вся эта... материя, так скажем, просто растеклась бы в стороны и ничего бы не вышло. Не каждый смог бы сдерживать такую мощь, как X.
-Сдерживать? Но ты же противоречишь сам себе! Ты же сам говорил про эту сакральную свободу!
-Все проще, чем ты думаешь, - Хидэ нажал на рычажок под креслом, спинка откинулась назад. Он закинул руки за голову и устремил взгляд куда-то далеко. Туда, где исчезали, теперь уже отчаянно-оранжевые лучи закатного солнца. Что-то притягательное было в их безнадежном желании жить... или умереть? Быть может, они чувствовали то же самое, что и я, сидя за ударной установкой и доигрывая последние риффы угасающей мелодии?
-Проще?
-Ну, да, проще, - на этот раз гитарист нажал на кнопку, и боковое стекло опустилось вниз. В салон ворвался свежий соленый воздух и крик только что проснувшихся чаек. Город влажно шумел вслед уходящему дождю. Я ждал продолжения, но в то же время понимал, что не стоит торопиться, и терпеливо наблюдал, как Хидэ размеренно щелкнул зажигалкой и закурил. Сизый дым растворился в ослепительно-белом небе. – Это наш маленький мир, в котором каждый из нас может почувствовать себя свободным. С нашим бесконечным дождем.
«Он вспомнил!» Даже не разглагольствования Хидэ о разрушении и созидании вернули мне бодрость духа. А именно то, что он вспомнил о бесконечном дожде. Да, несмотря на то, что на каждом концерте мы произносили эти слова, я почему-то сомневался, что хотя бы кто-то из нас донес до этого дня их первоначальный смысл.
Я не смог сдержать улыбки.
-Маленький мир... Неплохо сказано, Матсумото-сенсей, очень неплохо.
-Рад, что ты оценил. Я еще немного посплю, не возражаешь?
-Нет, конечно. Спокойной ночи, Матсумото-сенсей!
Он молча протянул руку и отвесил мне оплеуху.


(Ох, как же давно тут не было этого солнца ^^)
P.S. Ну и вроде как с Рождеством вас, дорогие мои!

@музыка: L'Arc~en~Ciel - Chase

@настроение: ыыыыы

@темы: fanfiction, Yoshiki, X Japan, Hide

URL
Комментарии
2012-01-07 в 00:55 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
оооой на ночь боюсь читать - не усну ведь. уаааа ты это сделала *____* умничка *___* х)))

2012-01-07 в 01:42 

tomoe.evans
Welcome to death point...
korvin-san, ну там нет ничего такого, из-за чего не спать =^^= а так да, я все-таки сделала это ^______^ дальше почти все есть, так что надеюсь, что дело пойдет быстрее ^^

URL
2012-01-07 в 02:17 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
tomoe.evans я имел ввиду что под впечатлениями не засну. все таки ты очень хорошо пишешь ^____^

2012-01-07 в 15:20 

tomoe.evans
Welcome to death point...
спасибо =^___^= приятно слышать. И приятно, когда тебя читают))

URL
     

[tunes and beats]

главная