15:57 

Oyasumi, Hide (part 6)

tomoe.evans
Welcome to death point...
Откровенно писать не о чем - сессия. Сдавши страшную и ужасную начерталку на 5, решила вас порадовать шестой главой, ня. Да, наверное, я перебарщиваю - уже третий пост забиваю фиком. Но... =^^= тянуть же тоже не стоит, верно?
WARNING! Слезовыжимание!
Часть шестая. New Year’s dawn
Все время, когда я сидел за роялем и ударной установкой, бросая виноватые взгляды в зрительный зал, я не мог избавиться от противного гнетущего ощущения, пожирающего меня изнутри. Я знал. Я знал, что так все и будет. Мало того, я знал, почему так случится. Но я не сделал ничего, чтобы это предотвратить. Я всего лишь много говорил. Это были либо красивые слова, лишенные всякого смысла, либо железные аргументы, сказанные таким тоном, что они вызывали только лишь обиду и злость. Я знал, что был неправ. Но даже жалеть уже поздно. Пройдет несколько часов – и все оборвется. И прежде, чем наступит новый год, X-Japan уже не станет.
Многие потом заездили этот лайв до дыр, разобрали по косточкам, в особенности зацепившись за то, как мы обнялись с Тоши во время «Forever Love». И в этот раз ни на одном интервью после лайва я просто не смог соврать. Я действительно хотел ударить его. Но я знал, что Хидэ никогда не хотел, чтобы мы ссорились. И поэтому все случилось так, как случилось. Я до сих пор помню, как вздохнул зал, когда мы крепко обнялись, уже даже не пытаясь сдерживать слезы. И я был уверен, что эти объятия – последние.

...В тот момент чувство осознания собственной вины достигло апогея. Это я все разрушил. Но сказать, что я пытался остановить Тоши, - ничего не сказать. Я душу готов был отдать, чтобы хоть как-то убедить его остаться. Но его боль оказалась сильнее. Как ни крути, она подавляет все остальные чувства – чувство вины, любовь, ненависть. Рояль Йошики звучал как-то особенно в тот вечер... Он не хотел уходить со сцены, не хотел отрывать руки от клавиш, отчаянно цепляясь за каждую ноту. Как будто его жизнь оборвется, когда закончится музыка. Или всему виной атмосфера? Кажется, столько, сколько мы плакали в тот вечер, мы не плакали за всю свою жизнь. Даже Пата – я раньше и представить не мог! – даже на его лице читалась это невыразимое чувство, которое одним словом-то и не опишешь.
Когда мы заиграли «Endless Rain», я думал, что сгорю заживо. Так четко стояла перед глазами темная лента дороги, освещенная фарами, одинокий шорох колес, отчаянно борющийся со сном Йошики...
«Несколько лет назад, когда я еще был подростком, мне очень нравилось смотреть на дождь».
I’m walking in the rain
yuku ate mo naku kizutsuita karada nurashi
karamitsuku koori no zawameki
koroshi tsuzukete samayou itsu made mo
Until I can forget your love…

Зачем? Зачем я начал тогда об этом? Пальцы едва не сорвались со струн.
«Тогда дождь казался мне чем-то священным. И каждый раз я был уверен, что он никогда не закончится».
nemuri wa mayaku tohou ni kureta
kokoro o shizuka ni tokasu
mai agaru ai o odorasete
furueru karada o kioku no bara ni tsutsumu
I keep my love for you to myself…

Сколько времени прошло с тех пор? Восемь лет. И все это время он помнил... Казалось бы – какая нелепица! Всего лишь дождь...
«Я буду жить с осознанием этого дождя».
Endless Rain…
Fall on my heart
Kokoro o kizu ni…
Let me forget
All of the pain, all of the sadness…

Это вырвалось случайно... Но так и вышло. Я так и живу. С осознанием дождя. И не только я...
«Пожалуй, ты прав... Он и есть бесконечный».
Иногда мне кажется, что люди, которые пришли в Tokyo Dome в тот день, до сих пор поют эту песню, которая случайно родилась в темном фургоне по дороге в забытый город.
«Но несмотря ни на что, он каждый раз заканчивался».
«Дождь не заканчивается, Хидэ. Он просто уходит. Но в другом месте, где-то далеко от тебя он продолжает существовать».

Вытянув руки кверху и бездумно дотрагиваясь до дверных косяков, я направлялся в гримерку. Не хотелось ни о чем думать, ничего чувствовать. Я был бы счастлив, если бы мог стать в тот момент милым бездушным растением... Но спина по-прежнему ныла, а еще сильнее ныло что-то другое... Наверное, теперь это на всю жизнь. Придется просто привыкнуть к этой новой частички боли, как и ко всем другим, поселившимся во мне раньше. Как бы то ни было, я смирился....
В дверях гримерки мелькнула розовая прядь волос, и в ту же секунду я увидел, как Хидэ, тяжело дыша, отвесил Тоши такую оплеуху, что тот пошатнулся и попятился назад. На скуле вокалиста моментально проступило красное пятно.
-Самовлюбленный идиот! Ты вообще понимаешь, что ты наделал?!
Он уже занес руку для второго удара, но я схватил его за запястье. Не понимаю до сих пор, как я в долю секунду пересек это расстояние...
-Йошики, отпусти! – кричал Хидэ, задыхаясь от чего-то. Бессильный гнев? – Я убью его нафиг! Ненавижу!
-Хидэ, успокойся!
Звенящая тишина, перемежаемая выдохами гитариста, ворвалась в уши, давя на черепную коробку изнутри. На секунду мне показалось, что сейчас я шлепнусь в обморок... Но рука моя все равно продолжала бессознательно сжимать запястье Хидэ, враждебно направленное на Тоши. Вокалист молчал, избегая смотреть на нас. Сделав еще пару шагов назад, он прислонился к стене и вздохнул.
-Йошики, отпусти... мне больно, - Хидэ стоило немалых трудов это выговорить - он и так еле дышал. Я послушно разжал ладонь, рука гитариста безжизненно повисла. Надо было увести его куда-нибудь как можно скорее. Я обхватил Хидэ за плечи (пальцы заскользили по лаковому пиджаку) и направился к выходу, увлекая за собой отчаявшегося гитариста.
-Йошики... – прошептал Тоши мне в спину, пряча глаза за упавшими на лоб волосами.
-Забей, Тоши. Все что мог ты уже сделал. Надеюсь, мы больше не встретимся.
В тот момент, сжимая дрожащие плечи Хидэ, я действительно так думал. В памяти не было ничего, как будто ее выжали, как губку. Ни начала, ни первого лета, ни умопомрачительных вечеров... Ничего. Это была единственная мысль, обрисовавшаяся более-менее четко. Все остальное было мутным и неярким, как пейзаж за мокрыми от слез ресницами...
Кое-как одевшись, мы выбрались на улицу через задний вход. Странно, что фанаты до сих пор не знали о его существовании. Хотя, может и не странно, ведь мы всегда гордо выходили через парадный, сверкая уставшими улыбками и раздавая автографы... Но здесь было тихо, безлюдно, мертво... Я вспомнил, что ничего не сказал Хису и Пате. Но сейчас лучше всего было просто исчезнуть. Мне казалось это ненормальным, просто невозможным. Я жив, все еще жив, но почему? Почему я не умер сегодня за ударной установкой или за клавишами, когда в течение нескольких часов так ярко и феерично умирало мое творение, отшлифованное годами – Х... А если нет Йошики из Х, то нет вообще никакого Йошики.
Хидэ тихо нервно курил, облокотившись на мое плечо. Прядь его волос, пахнущая лаком и дымом, трогательно дрожала у меня перед носом... Мы молчали, окруженные промозглой ветреной реальностью. Реальностью, в которой не была места Х, а значит, не было места и нам.
«Машина припаркована где-то поблизости. Тоши скажет остальным, что мы ушли...»
-Пойдем, Хидэ?
Он поднял на меня раскрасневшееся лицо с темными дорожками от того, что ранее было шикарным сценическим макияжем. Влажные глаза были пересечены красной паутинкой. Гитарист еще пару раз всхлипнул, истинно детским жестом вытер кулаками со щек растекшуюся тушь.
-Мда... Извини, не знаю, что на меня нашло... – он улыбнулся краешками губ. – Надо бы извиниться перед Тоши...
-Завтра позвонишь ему и извинишься. Лучше сейчас туда не возвращаться... Поехали?
-Куда?
-Куда-нибудь...
Но в нашем случае «куда-нибудь» - это вполне определенный пункт назначения.
Всю дорогу, которая длилась может быть два часа, а может быть десять минут, мы молчали. Смысла говорить просто не было – звук в вакууме не распространяется. А в вакуум обратилось все – мысли, чувства, прошлое, будущее... Порой я видел свои глаза в зеркале заднего вида, и в них тоже был вакуум...
Хидэ сидел, склонив голову набок, и притворялся спящим, хотя мокрые ресницы еле заметно дрожали. Давно испробованный способ, если не знаешь, что делать и что сказать. Хидэ прибегал к нему при каждом удобном случае, и иногда это злило меня... Но в вакууме нет места гневу. В нем вообще ничему нет места.
Машина легко остановилась, шурша колесами по замерзшему асфальту. Хидэ среагировал, поерзал на месте, разлепил веки – это было имитацией пробуждения.
-А, мы уже...
-Да, уже. Выйдем или тут останемся тут?
-Пойдем... Посидим, пока не замерзнем.
Старая набережная. Предрассветное утреннее марево хлынуло в легкие. Я закашлялся. Хидэ присел на краешек ступеньки на лестнице, спускающейся к темной непрозрачной воде... Где-то в глубине ее зарождался рассвет.
-Рассвет... первый рассвет нового года... – бессознательно пробормотал я, усаживаясь рядом.
-Это конец...
-Что?
-«Это конец». Это ты хочешь сказать? – губы гитариста тронула язвительная ухмылка. Если бы кто-то сказал мне, что только что он бился в истерике, намереваясь убить теперь уже экс-вокалиста Х, я бы не поверил.
-Ну, что-то вроде. Разве не так? – какой-то тормоз внутри слетел. – Все, ничего не осталось! У вас всех... у каждого были свои проекты, свои маленькие семьи... А Х были для меня всем! И ты скажешь, что это не конец?!
-Йошики. – Хидэ обхватил меня за шею и опустил мою голову себе на колени. Пальцы запутались в холодных волосах, разминая затекшую шею. Единственные руки, которые могли меня успокоить...
-Йо-чан, - повторил он, будто исправляясь. – Знаешь... Когда Тоши объявил о своем уходе, я почувствовал себя как подросток, у которого развелись родители. Да, я всегда понимал, что в Spread Beaver мне всегда будет чем заняться... Но без Х не было бы ни их, ни вообще нынешнего Хидэ. Ничего бы не было! И мы были бы незнакомы. Ты все равно потянулся бы к музыке, а я стал бы каким-нибудь вшивым косметологом у себя в Йокосуке. Но мы только что отыграли лайв в Tokyo Dome!
-Последний лайв, - машинально поправил я.
-Неважно. Что изменил этот последний лайв? Сделано было слишком много, чтобы исчезнуть после него. И мы все еще Йошики и Хидэ.
-Но уже не из Х.
-И снова ты не прав. Мы всегда будем Йошики и Хидэ из Х.
В память потоком цветных изображений хлынул тот солнечный день в начале июля. Тогда я вот так же лежал на коленях Тоши, подставляя лицо солнцу, будто пытаясь пропитаться им насквозь... Это было начало... Это было пятнадцать лет назад.
-Верно. Еще тогда, когда мы только начинали, мы пообещали друг другу не ставить рамок.
-«Неважно, чем мы ограничены, важно, чем мы занимаемся»?
-Откуда ты знаешь?
Хидэ рассмеялся в утреннюю тишину, откинув волосы назад.
-Pink Spider всегда знает чуть больше, чем ему положено.
Мы замолчали. Руки гитариста замерли в моих спутанных волосах. Серые облака, чуть тронутые мазками рыжей кисти, засветились.
-Рассвет?
-Да...
-Поедем домой. Холодно.
***
Косые лучи заливали маленькую пустынную холодную квартирку, когда мы вошли и разулись. Уставшие и бледные мы не добавили ни каплю жизни в ее атмосферу... Все тот же вакуум. Все та же холодная пустота и мысль, из последних сил бьющаяся в рассудке «да пошло все к черту».
-Зачем тебе эта халупа? Я думал, ты давно ее продал или подарил кому-нибудь.
-Для таких вот случаев, - парировал Йошики, с размаху падая в кресло. Он по-кошачьи жмурился от наглых солнечных лучей, просочившихся сквозь шторы, и даже выглядел в какой-то степени довольным... Но у меня сжималось сердце даже при мимолетном взгляде на лидера... Это я во всем виноват. Из-за меня Тоши ушел.
-Прости меня, Йо-чан... – пробормотал я в потолок, лежа на диване и подсознательно надеясь, что Йошики меня не услышит. Но Хаяши отреагировал как и всегда моментально:
-За что?
-Я пытался уговорить Тоши остаться... Наверное, я слишком рано остановился. Еще чуть-чуть и этот лайв стал бы обычным новогодним лайвом.
Подушка метко спикировала мне в голову.
-Идиот ты, Хидэто.
Несколько нервных шагов по паркету, и Йошики опустился на диван рядом со мной.
-Ага. Полный.
Полусонные пальцы сами собой сплелись на подушке. Светло-рыжее, как волосы Йо-чана, солнце, потоком лилось в комнату, и от этого веки становились тяжелыми и будто бы липкими.
-Спокойной ночи, Хидэ...
-Да, Йо-чан. Эта ночь и правда будет спокойной.

@музыка: MUCC - Panorama

@настроение: умиротворенное

@темы: Hide, X Japan, Yoshiki, fanfiction

URL
Комментарии
2012-01-14 в 01:40 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
я чуть было даже не заплкал. думаю эту часть надо после просмотра ласт лайва читать а я все до него никак добратся не могу((

2012-01-14 в 12:37 

tomoe.evans
Welcome to death point...
Честно говоря, я тоже не смотрела его от и до. Кусками скорее... Но самые эпичные моменты оттуда все-таки видела. Forever Love ту же самую...
Кстати, в основном эта часть была написана вручную на уроке алгебры =^^=

URL
2012-01-14 в 13:22 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
tomoe.evans, ну да я тоже кусками. все духу не хватает посмотреть концерт полностью.
а уроке алгебры
ооо круто 0_0 у меня обычно получается писать только ночью а днем вообще ничего не выходит. круто х))

2012-01-14 в 15:33 

tomoe.evans
Welcome to death point...
Мне духу и времени... я боюсь, залягу потом в жуткий депресняк, так что точно это мероприятие будет у меня не в течение сессии или учебы. На каникулах может...
У меня это может нахлынуть в любой момент =^^= Scarlet Stain вообще в большинстве своем написан в метро на телефоне в аське в хистори самой себе xD да, я извращенец

URL
2012-01-16 в 01:35 

-Yuuki-
Я не страдаю психическими расстройствами. Я ими наслаждаюсь.
я всё-таки фанат того КАК ты пишешь всё так легко читается и затягивает... прям ащ ащ))
всё время прочту как ты сразу что либо выложишь, а потом пинаю себя коментировать XD

2012-01-17 в 16:22 

tomoe.evans
Welcome to death point...
hide~, спасииибо, я стараюсь очень-очень =^^=
ну можешь просто писать смайлик для отчетности xD

URL
2012-01-17 в 19:15 

-Yuuki-
Я не страдаю психическими расстройствами. Я ими наслаждаюсь.
tomoe.evans, не лучше я буду писать позже, ибо своим смайликом я буду выражать словно это будет полное неуважение к тебе и твоему творчеству.

     

[tunes and beats]

главная