Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:24 

Oyasumi, Hide (part 9) - the last!

tomoe.evans
Welcome to death point...
А шило в попе - оно ведь не дремлет. Да и откладывать в долгий ящик смысла нет, так что вот она, вооот онаааа, чааааасть моей мечты послеееедняяя чааааааасть. Соответственно, 26 января - конец публикации. Кампай, друзья!
Часть девятая. Welcome home.
Сколько времени требуется, чтобы поверить? Чтобы осознать? Чтобы понять, что дождь не заканчивается, а просто уходит.
«...Но в другом месте, где-то далеко от тебя он продолжает существовать».
«Ты думаешь?»
Я не знаю. Наверное, я просто еще не научился так думать... Но я обязательно научусь, несмотря даже на то, что дождь уже никогда не пойдет в моей пересохшей и потрескавшейся душе.
Спустя десять лет мы наконец-то провели этот концерт. Hide memorial summit. Я не был готов, я не был уверен, что все получится. Воскресшие X Japan были пока еще слишком слабы. Мне просто хотелось убедиться, что Хидэ жив. Вот таким вот странным образом – в музыке, орущей из наушников, в позитивном мотивчике, который напевает какая-нибудь девочка с безумной прической, в идеях тех, кто считает себя нашими последователями. Ради этого все и было придумано. И ребята знали об этом. В особенности Тоши. Он знал на все сто пятьдесят процентов. Иначе, наверное, он не сделал бы для этого так много.
Оставалось несколько часов до того момента, когда мы должны были выйти на сцену. Все приготовления мало-мальски завершены, приглашения разосланы, билеты проданы. Написана новая песня. Все идет так гладко, так хорошо... И мы уже такие взрослые. Даже, я бы сказал, слишком взрослые. И мне хотелось верить, что Хидэ каким-нибудь непостижимым образом сможет увидеть это. Увидеть и порадоваться, что он так и не повзрослел. Остался все таким же...
Старая маленькая квартира. Я решил остаться там на эту ночь, которая обещала быть слишком короткой, чтобы выспаться, но слишком длинной, чтобы посвятить ее размышлениям. Все-таки июнь еще так далеко... Стены давили, оставляя все меньше пространства, чтобы дышать. Но именно эти стены были особенно дороги. Они помнили все. Наши разговоры, наши секреты, наши планы и ту переломную ночь, после которой все покатилось туда, откуда уже нет возврата. Получается, в том, что случилось, виноват каждый из нас, как ни крути. Бессмысленно объяснять, почему... Механизм снова заработал, закрутились шестеренки, задвигались поршни. Но обратного хода нет – под это он не заточен.
-И как теперь быть, Хидэ? Как ты считаешь, получится ли у нас? – пробормотал я вслух, уставившись в темноту в окне сквозь собственное отражение.
На столе – два стакана с виски. Один почти пуст, другой так и остался нетронутым.
-Разговор не клеится, верно? Раньше все было по-другому... Ты ведь помнишь, как мы сидели здесь, пили и говорили, говорили, говорили без конца, и может быть, именно поэтому прочувствовали друг друга до самой глубины души.
Тишина. Полный золотистый стакан на столе с тающими кубиками льда.
-Совсем с ума сошел, Йо-чан?
Где-то глубоко внутри что-то с грохотом перевернулось и покатилось вниз. Да-да, ты прав, друг. Я совсем сошел с ума. Оборачиваться было не страшно. Тяжело. Слишком тяжело.
-Мда, я так и знал, что ты здесь. Ты так безнадежно привязался к этим четырем стенам, даже не верится, что у кого-то вроде тебя могут быть такие тараканы в голове...
Он сидел в кресле прямо за моей спиной. Розовые волосы дерзко зачесаны назад, рукава пиджака засучены до локтей, ноги закинуты на подлокотник... На стекле мелькнуло предательское отражение. Теперь можно было и обернуться...
-Хидэ, ты... каким образом?!
Пальцы заходили ходуном. Воспоминания с силой цунами ударили в голову. И не о времени, проведенном со старым составом Х... А о том теплом вечере в Лос-Анджелесе и ледяной встрече с Тоши. Если сейчас происходит то же самое, то... то я просто не знаю, что и подумать. Как найти этому хоть какое-то мало-мальски адекватное объяснение?! «Мда, Йо-чан, ты еще рассуждаешь об адекватности...»
-Я рад, что ты меня наконец-то заметил, - внезапно – ледяная искорка в голосе.
-Но Хидэ... я думал, что...
Он вдруг резко поднялся и начал нарезать круги по комнате. Под ногами нормального, настоящего человека пол бы тут же затрещал, загрохотал, заходил ходуном, шаги бы гулко отдались в моих собственных ногах... Но Хидэ ходил бесшумно. И эта зверская тишина тонкими натянутыми ниточками прошивала пространство и меня вместе с ним...
-Говоришь, я «жив в ваших сердцах»? И каким же образом я жив? Вот этим вот, да?! – он в долю секунды пересек комнату и схватил с полки давно забытый мной диск «Psyence». – Или вот этим?! – на этот раз альбом Zilch. Да, его я тоже умудрился сохранить. – Или... – он медлил, как хищник перед решающим броском. - Этим, да?! - последний удар пришелся под дых. «Vanishing Vision». Мне казалось, что я начинаю задыхаться на самом деле. – Ни черта это не жизнь... Если где-то я и остался, то разве что здесь... – он занес было руку, но она плетью упала вдоль тела, хлестнув по клетчатому пиджаку.
-Успокойся... – все-таки выдавил я из себя, пытаясь уговорить скорее самого себя, чем разбушевавшегося друга. Таким он обычно бывал, если кто-то во время пьянки случайно портил ему настроение... Но что же произошло теперь, что он несколькими фразами просто пригвоздил меня к месту. Натянутые ниточки в пространстве чуть ослабли, но отпускать пока что не спешили. Хидэ молча скривил губы, намекая на продолжение.
– Знаешь, чтобы быть в полной мере живым, не надо было... – слово «смерть» никак не получалось выговорить. Нет, оно по-прежнему ни капли не пугало меня, но... – Это я должен был умереть, Хидэто, я! Ты не любил ни думать, ни говорить о смерти, зато я любил! Меня это успокаивало, и я уже десять тысяч раз должен был умереть... и хотя бы один из них – вместо тебя... – что-то встало поперек горла, голос сорвался. Невольно вспомнилась запись «Jealousy». Впервые я пожалел о том, как измывался тогда над ребятами, и особенно над Тоши...
Взгляд Хидэ стал точно таким же, как когда он пытался сказать что-то очень серьезное в абсолютно размазанном состоянии.
-Слушай, Йошики. Ты меня бесишь. Вы вообще ВСЕ меня достали! Может, хватит наматывать сопли на кулак, а? Уже десять лет прошло, и все эти десять лет я был с вами, только вы привыкли считать, что меня не существует, просто не хотели меня видеть, купаясь в своей скорби!
-Да что ты такое... – но он не дал мне и рта раскрыть.
-Да-да, Йо-чан, я был с вами, и не вот в этом, - он кивнул на разбросанные по полу диски, - виде, нет! А вот в этом, - он запустил руку в волосы, - и еще вот в этом! – грубо схватил за гриф желтую гитару.
Какая-то странная симфония чувств, не выраженная, как обычно в звуках, подступила к горлу. Когда Хидэ замолкал, в голове наступала такая отчаянная тишина, что хотелось кричать. «Говори! Говори еще, только не молчи! Пусть я сошел с ума, пусть на самом деле этого не происходит, но только продолжай говорить!» Но вместо крика я изо всей силы ударил кулаком в стену. Звякнули два стакана на столе... и снова тишина.
-Да... Ты был с нами. Всегда. Но знаем-то об этом только мы двое! – откуда-то из глубины вырвался негромкий смешок. – Вообще обо всем всегда знали только мы! Обо всем! Об Х тоже знали только мы вдвоем и больше никто...
По руке пробежал неприятный электрический импульс, а вслед за ним начала растекаться тупая ноющая боль. «Барабаны! А... к черту... не привыкать...»
Ладонь, наполовину скрытая клетчатым рукавом, мягко опустилась на мою руку, заставляя меня все-таки оторвать кулак от стены. Боль стала чуть мягче. Такие же мягкие, невесомые руки обвили сзади мою шею, теплое дыхание шевелило волосы на виске...
-Хидэ...
-Кажется, я дома...
-С возвращением.
Пауза. Я не чувствовал ни запаха его сигарет, ни парфюма. Из-за этого ощущение было каким-то плоским... Но все-таки это был он. И мне не хотелось задавать себе вопросов вроде «как», «каким образом» и «почему»...
-Все-таки забавно увидеть тебя сейчас так близко.
Мы отражались в темном окне на фоне мерцающих неоновых огоньков. Наверное, разумнее было бы погасить свет, но тогда бы пропало отражение... А этого просто нельзя было допустить. Казалось, одно нелепое движение – и Хидэ растворится, как утренний туман.
-И как впечатление? – грустная улыбка. – Я постарел, да?
-Нет, ни капли. Ты вообще не изменился. Все такой же сумасшедший помешанный музыкант с безупречной укладкой.
-Именно. Которого сейчас обнимает такой же язва-алкоголик, каким ты и остался.
Хидэ улыбнулся мне в плечо и дернул меня за волосы.
-И навсегда тридцатитрехлетний... Выходит, я стал старше тебя. Прямо как в «Tears»... Помнишь? Someday I'm gonna be older than you... Никогда бы не подумал, что это будет применимо к нам. Я ведь тогда вообще имел в виду...
- Знаю. I've never thought beyond that time... – тихо произнес Хидэ, видимо, на ходу вспоминая слова. – Знаешь, и не думай. Не надо. Вспомни старых Х. Вспомни, как мы жили... Тогда мы не думали... И сейчас не надо.
Коротко вздохнув, он отпустил мою шею, печально опустил руки. А мне стало холодно. Будто все огоньки за стеклом внезапно пропали, затягивая меня в эту колючую и тихую темноту, прошитую натянутыми нитями молчания.
-Слушай, ну вот почему ты раньше не появлялся? Ведь могли бы так же как сейчас просто поговорить... Мне было бы достаточно этого, правда!
-А может, все дело в тебе?
-То есть?
-For now I will try to live for you and for me, - процитировал Хидэ мои же строчки, написанные так бесконечно давно. – Теперь я – это ты. Разве ты не обещал тогда играть за нас двоих? Или это было очередной «просто красивой» фразой?
-Может быть, тогда и было... Но сейчас я понимаю, что это было не просто так. Спасибо, что разъяснил.
-Равноценный обмен, Йо-чан. Ты меня тоже многому научил. Теперь я точно спокоен за завтрашний день... – он повернулся спиной к окну. В темном стекле отразились розовые волосы и клеточки пиджака.
-Уходишь?
-Ага.
-Но ты еще вернешься?
-А это уже от тебя зависит, - он улыбнулся. Улыбка слышалась в голосе. «Только не оборачивайся...» - проскочило в перекошенном рассудке.
Он не обернулся.
Я думал, он растворится, улетит, мгновенно исчезнет – в общем, сделает что-то, что живому человеку не под силу. Но Хидэ просто тряхнул шевелюрой и вышел, тихонько хлопнув дверью. Такой земной и обычный звук... Словно просто вышел покурить и через пару минут зайдет снова, сияя привычной дружелюбной улыбкой. Но прошла одна минута, две, секундная стрелка лениво переползла за цифру двенадцать и начала новый круг. Я бросился к окну. Думал, получится увидеть, как он спокойно выйдет из подъезда и сядет в такси... Но улица была так пронзительно пуста...
По стеклу потекли первые капли дождя. Дождь – он не заканчивается.

2008. Tokyo.
Знаешь... когда звучит гитарное соло из «Kurenai» или еще из какой-нибудь нашей песни, мне уже даже не важно, кто его играет. От этого оно не становится менее твоим. И все те, кто сейчас смотрит на нас, прекрасно понимают это. Рояль звучит точно так же, как звучал десять, пятнадцать, двадцать лет назад. Мы изменились – это бесспорно. Все в этом мире так или иначе движется, материализуясь то в том, то в ином виде, плавно перетекает друг в друга, меняется форма, цвет, размер, меняется характер, меняются привычки, даже взгляд на жизнь так или иначе претерпевает какие-то изменения. Неизменными остаются только воспоминания. Воспоминания и те маленькие, наивные, но такие дорогие сердцу истины – порождения этих воспоминаний. И ни одному, даже самому разрушительному потоку времени, не под силу сделать что-то с маленькой студией в Икэбукуро, с берегом безымянной реки у безымянного городка, со старой набережной. А значит и с тобой. Посмотри, сколько людей собралось здесь! Чего-то они не знают, о чем-то и догадываться не могут. Но ход их мыслей очень похож на мой. И против этого бессильно даже Время. А значит это и есть Бесконечность.
***
Наверное, сейчас я жалею только об одном. Я так и не сказал тебе спасибо. За что? За свою спасенную жизнь. За спасенную свободу – пусть она и была мнимой. Какая к черту разница? Впереди еще целый май. Впереди – мириады поднятых вверх рук. Впереди – сцена. Впереди – ты. Ты и ребята. Прошло столько времени, но искры в ваших глазах горят все так же. Если они погаснут – это будет равносильно смерти. Но пока еще есть желание и пока получается верить в бесконечный дождь. Только не забывай, о своем обещании. И не забывай, что эта ночь точно не будет спокойной!

@музыка: X Japan - X

@настроение: yatta!

@темы: fanfiction, Yoshiki, X Japan, Hide

URL
Комментарии
2012-01-28 в 14:24 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
немножко грустный фанфик получился. но классный *_*

2012-01-28 в 16:25 

tomoe.evans
Welcome to death point...
ну, на эту тему наверное нереально написать негрустный фанфик...
Но я рада, что понравился) дам еще зацензуренную нон-яой версию маме читать - она попросила О_о''

URL
2012-01-28 в 16:37 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
ох ну если даже мама то это же здорово

2012-01-28 в 17:53 

tomoe.evans
Welcome to death point...
боюсь, правда, припечатает она меня... она критикует всегда сильно

URL
   

[tunes and beats]

главная